Joomla Templates and Joomla Extensions by JoomlaVision.Com
img
img
img
img
img
img
img
img
img

Оружейный дворик Военно-исторического музея ТОФ

Фасад здания ВИМ ТОФ

Мемориал "Героям Русско-японской войны"

МК "Красный Вымпел" на корабельной набережной Владивостока

МГК ПЛ "С-56"

Вечный огонь мемориала "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Бюст Герою Советского Союза Адмиралу флота Советского Союза Кузнецову Н.Г.

Мемориал "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Вечный огонь мемориала "Боевая слава Тихоокеанского флота"

Маневры «Океан» советского ВМФ (14 апреля- 8 мая 1970 г.).

За дальний походjpg

50 лет прошло с момента начала в апреле 1970-го военно-морских учений ВМФ СССР под кодовым названием «Океан».
Крупномасштабные маневры всех ВМФ СССР проходили под знаком столетия вождя трудового народа В.И. Ленина. Это было одним из крупнейших мероприятий по оперативно-тактической подготовке советского военно-морского флота в послевоенный период, когда СССР наращивал военную мощь. Мировая военно-морская история не знала более крупных и организованных маневров,
Под руководством Главнокомандующего ВМФ С.Г. Горшкова в учениях приняли участие силы всех четырёх флотов ВМФ СССР: сотни боевых единиц — надводных кораблей, атомных и дизельных подводных лодок, ракетных и торпедных катеров, десантных кораблей, десятки вспомогательных судов, а также силы береговых ракетных войск, дальней авиации и ПВО. Впервые в истории советского флота к участию в манёврах было привлечено большое количество атомных ПЛ, вооружённых баллистическими и крылатыми ракетами, самонаводящимися торпедами.
Это был период бурного развития советского Военно-Морского Флота. Флот за полтора предыдущих десятилетия значительно окреп и пополнился десятками новых кораблей: ракетными крейсерами проекта 58 («Грозный») и проекта 1134 («Адмирал Зозуля»), противолодочными крейсерами-вертолётоносцами проекта 1123, большими противолодочными кораблями проекта 61, большими ракетными кораблями проектов 57 и 57-А, эскадренными миноносцами проектов 56, сторожевыми кораблями проекта 50. С середины 1960-х годов велось активное строительство атомного подводного флота. Ежегодно со стапелей «Севмаша» сходило до десятка атомных подводных лодок стратегического и многоцелевого назначения.
На манёврах отрабатывалась слаженность штабов, взаимодействие флотов с оперативными объединениями других видов Вооружённых Сил и флотами дружественных государств при решении задач по поиску и уничтожению ракетных подводных лодок противника, разрушению его наземных объектов, разгрому неприятельских сил.
Манёвры охватили акватории двух океанов (Атлантического и Тихого) и прилегающих к ним морей Баренцева, Норвежского, Северного, Охотского, Японского, Филиппинского, Средиземного, Чёрного и Балтийского). Большинство учебных задач планом манёвров предполагалось решать в районах открытого моря, в стороне от основных путей судоходства, при строгом соблюдении норм международного права. На периоды проведения боевых стрельб районы, где последние должны были проходить, заблаговременно установленным порядком объявлялись временно опасными для плавания и полётов гражданской авиации. После проведения манёвров отдельные корабли должны были посетить иностранные порты для отдыха экипажей, пополнения запасов продовольствия и осмотра и ремонта механизмов[8].
Силы участвовавших в манёврах сторон условно обозначались как «северные», или «красные» и «южные», или «синие». Всего в удалённых районах океанов и морей было развёрнуто около 80 подводных лодок, в том числе 15 атомных, 84 надводных корабля и 45 вспомогательных судов. На некоторых направлениях атомные подводные лодки составляли основу группировок сил, решающих главные задачи. В манёврах участвовало более двадцати полков морской авиации и два полка морской пехоты. Другие виды Вооружённых сил СССР были представлены восемью полками дальней авиации, тремя корпусами и тремя дивизиями войск ПВО: в их составе было четырнадцать зенитных ракетных бригад и полков, тринадцать истребительных авиаполков, семь радиотехнических бригад и полков, эскадрилья самолётов радиолокационного дозора. Связь на манёврах обеспечивали связисты под руководством начальника связи военно-морского флота вице-адмирала Г. Г. Толстолуцкого.
От Северного флота в манёврах участвовали: управление флота, командующие и управления объединений, командиры и штабы соединений, оперативные группы 2-го и 6-го отдельных тяжёлых бомбардировочных авиационных корпусов Дальней авиации10-й, ЛенВО, силы обозначения. Учениями Северного флота руководил командующий флотом С. М. Лобов.
К 14 апреля на флоте было завершено скрытное наращивание сил БС (до 60 % стратегических ПЛ и до 40 % остальных сил постоянной готовности) и формирование из этих сил ударных группировок флота. В Атлантическом океане, Норвежском и Баренцевом морях были развёрнуты силы обозначения в количестве 40 подводных лодок, в том числе 10 атомных, 21 надводного корабля и восьми вспомогательных судов, а также силы авиации флота в полном составе — 10 авиаполков. От взаимодействующих объединений участвовали три подводные лодки Балтийского флота, пять авиаполков и эскадрилья 10-й Отдельной армии ПВО.
14 апреля в 06:08 по сигналу было начато приведение сил флота в полную боевую готовность в течение 24 часов. В 00:00 15 апреля Северный флот начал развёртывание и обеспечение второго эшелона стратегических подводных лодок, которые фактически не обозначались; всего в этом эшелоне предполагалось развернуть 46 подводных лодок. С целью проверки в полную боевую готовность по учебным планам 14 апреля были приведены: 1-я флотилия подводных лодок, 23-я дивизия подводных лодок и 15-я бригада кораблей охраны водного района; 15 апреля в полную боевую готовность были приведены: 9-я эскадра подводных лодок, 5-я морская ракетоносная авиадивизия и 392-й отдельный разведывательный авиаполк; 17 апреля — 4-я эскадра подводных лодок. Всего для проверки организации рассредоточения привлекались 87 подводных лодок и надводных кораблей, 12 плавбаз подводных лодок и вспомогательных судов.
Первыми базы Военно-Морского Флота покинули морские тральщики и подразделения противолодочных кораблей. Задачей первых была «очистка» фарватеров от мин, вторых — обеспечение противолодочной обороны. Участие сторожевых и противолодочных кораблей в манёврах происходило в условиях, приближенных к реальным условиям современного боя, и было серьёзной проверкой готовности их личного состава к выполнению сложных задач.
Перед выходом основных сил «северных» в море, на морскую разведку с целью поиска противника были высланы десятки самолётов разведывательной авиации. В ходе выполнения этой задачи производилась дозаправка самолётов в воздухе.
Основные усилия Северного флота в ходе манёвров флота были сосредоточены против главных объектов удара — ПЛАРБ и ударных авианосцев противника. Средством уничтожения группировки «южных» по замыслу штаба учений должен был стать совместный ракетный удар крупных сил морской авиации, надводных и подводных кораблей в момент приближения «южных» к рубежам возможных действий.

В период учений в Индийском океане находился отряд кораблей Тихоокеанского флота под командованием контр-адмирала Н. И. Ховрина (в составе большого ракетного корабля «Адмирал Фокин», эсминца «Блестящий» и танкера «Вишера»). Отряд посетил с дружеским визитом остров Маврикий по приглашению правительства этого государства.
В ходе манёвров было проведено 31 тактическое и командно-штабное учение, в том числе: на Северном флоте — 11, Тихоокеанском — 8 учений, на Балтийском и Черноморском флотах — по 6 учений. Подводные лодки и корабли выполнили около 1000 боевых упражнений, в том числе: 64 — ракетных, 430 — артиллерийских и 352 — торпедных стрельб, 84 глубинных бомбометания. В общей сложности было использовано 416 торпед, 68 ракет и 298 морских мин.
Морскими десантами, проведёнными в ходе учений, на берег было высажено более 2500 морских пехотинцев и более 420 единиц боевой техники, в том числе около 90 танков и более 200 бронетранспортёров и САУ. В противодесантной обороне на берегу были задействованы формирования численностью около 3400 человек, 470 единиц боевой техники, включая 80 танков и 90 артиллерийских орудий.
Все участники манёвров были награждены памятным жетоном «За дальний поход» с подвеской «Океан» и юбилейной медалью «В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», многие передовые корабли и части за отличные достижения в боевой и политической подготовке получили Ленинские почётные юбилейные грамоты ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Манёвры «Океан-70» заставили военно-морских экспертов Запада признать, что эра безраздельного господства военно-морских сил НАТО в Мировом океане закончилась, а высшее военно-политическое руководство СССР наконец согласится с тем, что ВМФ представляет собой важнейший стратегический фактор.
Монаков М. С.

В то же самое время в ходе манёвров была выявлена проблема острой нехватки эскортных кораблей океанской зоны, равно как и необходимость созданий новых соединений противолодочных и ракетных кораблей для несения боевой службы не оперативными соединениями, а штатно сформированными частями кораблей[4]. Выводы, сделанные после манёвров «Океан», были подтверждены в ходе стратегической военной игры «Горизонт», проведённой в Военно-морской академии в 1970 году.
Капитан 2-го ранга ВМС США в отставке, доцент советологии при Объединённом колледже военной разведки в Вашингтоне Брюс Уотсон, в своей монографии посвящённой Советскому Военно-морскому Флоту, пишет что «Океан-70» стали местом флотских испытаний всех новейших военно-морских разработок Советского Союза. Манёвры, по словам Уотсона имели своей целью комбинировать осуществление стратегической (глобальной) военно-морской операции с военно-воздушной, надводной и подводной компонентами с высокоточными разведывательными данными, — и цели своей они достигли.
По словам американского историка и специалиста военно-морской стратегии, профессора при Военно-морском колледже Джорджа Бэра, «Океан-70» весьма впечатлили американских военных моряков, особенно в свете того, что более чем 90 % кораблей и судов советского надводного и подводного флота были не старше 20 лет. В то же время, большая часть ВМС США была готова к списанию на слом. Непомерные военные расходы на Войну во Вьетнаме и сверхдорогой проект по переоснащению тридцати подводных лодок, несущих ракеты «Поларис» на ракеты «Посейдон» буквально «съели» американский военный судостроительный бюджет 60-х, несмотря на заявление сделанное адмиралом Томасом Мурером что маневры вроде «Океана» являются «подтверждением экспансионистской натуры советской военно-морской политики», и что США должны вновь вернуться к своей планетарной миссии — контролю мирового океана. Давая общую характеристику манёврам «Океан-70», Бэр пишет что они «открыли глаза» американскому флоту.
Консультант американского военно-морского командования США Полмер писал в своем обзоре, что это были действительно крупнейшие военно-морские учения со времён Второй мировой войны. «Океан-70», по мнению Полмера, стали отчётом правительству и народу СССР о реальных возможностях советского Военно-морского Флота.
Научный сотрудник ФГКУ ВИМ ТОФ О.В. Савруева.